Просмотр сообщений

В этом разделе можно просмотреть все сообщения, сделанные этим пользователем.


Темы - Алла Подшивалина

Страницы: [1] 2 3 ... 23
1

С 15 по 17 июня 2018 года в 42-й раз в Челябинской области в окрестностях города Миасса, на территории ГЛК «Солнечная долина», состоится Всероссийский Ильменский фестиваль авторской песни. Фестиваль под открытым небом собирает до 40 000 участников и зрителей.

Фестиваль проводится с целью развития и популяризации авторской песни как явления в русской культуре; поддержки начинающих авторов и исполнителей; массового приобщения к активному туризму. Во время фестиваля традиционно будут работать две концертные площадки — Главная сцена и Лесная сцена.

В фестивале примут участие Олег Митяев, Леонид Марго́лин и Родион Ма́рченко (Москва); Галина Хо́мчик (Москва); Ксения Феду́лова (Москва); Роман Ла́нкин (Томск); Анатолий Киреев (Челябинск); ансамбль «Зелёная лампа» (Владислав Шадрин и Дмитрий Обухов; Екатеринбург); ансамбль «Седьмая бригада» (Олег Степанов, Виталий Казарцев, Владимир Барабаскин, Владимир Риккер; Челябинск) и другие замечательные представители бардовской песни из разных городов России.

В программе Главной сцены — концерт «Неформатные наши», это молодые авторы и исполнители, представляющие иной, но близкий фестивалю музыкальный формат: Филипп Август (Москва), Алексей Хомчик (Москва), Павел Пико́вский (Москва), Рамиль Бада́мшин (Уфа).

В концерте «Олег Митяев представляет» на Главной сцене примет участие специальный гость фестиваля — Ромарио (Москва).

Помимо сольных концертов артистов, концертные площадки представят традиционные программы. На Главной сцене пройдут конкурс авторской песни, концерты «Виват, Ильмены!», «Ильменский звездопад», «Ильменские гвозди» (юмор в авторской песне), концерт лауреатов и дипломантов «Ильмен»-2018. Лесная сцена организует поэтический турнир, программу «Провинциальная поэзия», концерт «Наши соседи» с участием гостей из Екатеринбурга и «Поёт Челябинск» с участием челябинских клубов самодеятельной песни.

Главное событие фестиваля — конкурс авторской песни, который проходит в два этапа и собирает до 300 участников.

Уже второй год подряд фестивалю предшествует Интернет-конкурс авторской песни. Его жюри возглавляет народный артист России Олег Митяев. «В прошлом году Фонд впервые провёл виртуальный конкурс. Старт был дан хороший, ещё больше приятных песен прозвучало на сцене Ильменки, я вижу в этом новую традицию. Фестиваль идёт в ногу со временем, но главное остаётся неизменным — это песня: гармония, что объединяет музыку, слова и исполнение», — отметил Олег Митяев. По итогам конкурса лауреатом стал исполнитель — трио «Элегия» (Валентина Головина, Елена Данильченко, Анна Захарова; г. Оренбург) с песнями «Помни» (авт. Е. Фролова) и «Восемнадцатое лето» (авт. Г. Бейсембаева). Трио приглашено на фестиваль для участия в творческой программе на Главной сцене. Лучшие участники конкурса проходят, минуя I тур, сразу во II тур конкурса авторской песни на Главной сцене.

Впервые состоится благотворительная акция Фонда Олега Митяева «Образование, воспитание, просвещение» в поддержку социально значимых проектов Фонда: Детская студия Олега Митяева; Ассоциация «Всё настоящее — детям»; Всероссийский Ильменский фестиваль авторской песни; Народная премия «Светлое прошлое».

Традиционно прямую трансляцию концертов все 3 дня в сети Интернет осуществляет Институт минералогии УрО РАН на сайте Ильменского фестиваля www.ilmeny.org. Фонд Олега Митяева объявляет сбор вопросов от поклонников артистов, которые примут участие в программе 42 Всероссийского Ильменского фестиваля. Прислать вопросы в формате «имя артиста, вопрос, имя и город автора вопроса» можно на страницу Фонда в facebook @fondmityaev.ru или на почту svetloe@bk.ru (тема «Вопрос артисту») до 10 июня 2018 г.

Особенность фестиваля — его доступность. Вход на фестиваль, размещение в палаточном лагере, участие во всех мероприятиях и посещение концертов бесплатные.

Ильменский фестиваль — это ландшафтное мероприятие. Палаточный лагерь обеспечивается питьевой водой, дровами и всем необходимым для приёма большого количества гостей на природе. Организованы парковки для транспорта, информационный центр (reception), «громкая связь», творческий центр (предварительное прослушивание участников конкурсов), торговая ярмарка, медицинская служба, пост полиции и МЧС.

На официальном сайте Ильменского фестиваля ilmeny.org будут опубликованы программа, карта, схема проезда и все новости о подготовке и проведении фестиваля.

2
XX Открытый Республиканский фестиваль авторской песни «Агидель-2018»



С 31 мая по 03 июня 2018г в г. Уфа проводится XX Открытый Республиканский фестиваль авторской песни «Агидель-2018»

ОРГАНИЗАТОРЫ:

Министерство молодежной политики и спорта Республики Башкортостан, Администрация городского округа город Уфа Республики Башкортостан, Клуб самодеятельной песни «Белый ворон», Благотворительный фонд научных и культурных творческих инициатив «Белый Ворон», Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Башкирский государственный аграрный университет», ООО «Хозрасчётный творческий центр Уфимского авиационного института» (ХТЦ УАИ), Школа - клуб авторской песни (ШКАП), г. Уфа.

МЕСТА ПРОВЕДЕНИЯ:

Дворец Молодежи БГАУ (г. Уфа, ул. 50 лет Октября, д. 21).

Спортивно-оздоровительный комплекс «Юность» (г.Уфа, ул. Набережная, д. 122)

ГОСТИ ФЕСТИВАЛЯ:

1. Раиса Нур (г. Москва)

2. Анатолий Киреев (г. Челябинск)

3. Екатерина Романова (г. Челябинск)

4. Настя Жук (г. Москва)

5. Михаил Богуславский (г. Челябинск)

ДРУЗЬЯ ФЕСТИВАЛЯ:

1. Алексей Беляев (г. Челябинск)

2. Кантри-фолк-группа "Чистая Река" (г. Екатеринбург)

ПРОГРАММА ФЕСТИВАЛЯ:

16, 23 и 30 мая – Дворец молодежи БГАУ:

с 19.00 до 21.00 – регистрация и предварительное прослушивание уфимских участников Фестиваля.

31 мая – Дворец молодежи БГАУ:

19.00 ч. – 22.00 ч. – концерт почетных гостей и лауреатов Фестиваля прошлых лет;

01 июня – Спортивно-оздоровительный комплекс (СОК) «Юность» :

19.00 – 23.00 – выступления гостей Фестиваля;

23.15 – 02.00 – проект «Костры»;

23.15 – 02.00 – «Красно-белый марш», проект «Ночка»

02 июня – СОК «Юность»:

10.00 ч. – 13.00 ч. – предварительное прослушивание иногородних участников;

11.00 ч. – 13.00 ч. – творческие мастерские;

11.00 ч. – 16.00 ч. – проект «Песни путешествий»;

11.00 ч. – 16.00 ч. – проект студии «МелодияАрт»;

11.00 ч. – 13.00 ч. – поэтический конкурс;

16.30 ч.-18.00 ч. – песенный конкурс;

19.00 ч.-23.00 ч. – Фестивальный концерт: награждение победителей, концерт лауреатов и почетных гостей;

23.15 – 02.00 – «Чайхана»

03 июня – разъезд участников и гостей фестиваля

3

4
Эта история которая привела к великой песне про журавлей. Великий Бернес спел ее за месяц до своего ухода из жизни. Всё передали в этой песне и автор и композитор и исполнитель.
В семье Газдановых из села Дзуарикау в Северной Осетии было семеро сыновей. Один погиб в 1941 под Москвой. Еще двое — при обороне Севастополя в 1942. От третьей похоронки умерла мать. Следующие трое сыновей Газдановых пали в боях в Новороссийске, Киеве, Белоруссии. Сельский почтальон отказался нести похоронку на последнего, седьмого сына Газдановых, погибшего при взятии Берлина. И тогда старейшины села сами пошли в дом, где отец сидел на пороге с единственной внучкой на руках: он увидел их, и сердце его разорвалось...
В 1963 году в селе установили обелиск в виде скорбящей матери и семи улетающих птиц. Памятник посетил дагестанский поэт Расул Гамзатов. Под впечатлением от этой истории он написал стихотворение. На своем родном языке, по-аварски. И, к счастью, у этого стихотворения есть качественный перевод на русский. Его сделал Наум Гребнев, известный переводчик восточной поэзии. Он учился в Литинституте с Гамзатовым после войны и дружил с ним. Этот перевод всем вам знаком.
Мне кажется порою, что солдаты,
С кровавых не пришедшие полей,
Не в землю нашу полегли когда-то,
А превратились в белых журавлей.
Они до сей поры с времен тех дальних
Летят и подают нам голоса.
Не потому ль так часто и печально
Мы замолкаем, глядя в небеса?
Летит, летит по небу клин усталый — 
Летит в тумане на исходе дня,
И в том строю есть промежуток малый — 
Быть может, это место для меня!
Настанет день, и с журавлиной стаей
Я поплыву в такой же сизой мгле,
Из-под небес по-птичьи окликая
Всех вас, кого оставил на земле.
Стихотворение попалось на глаза Марку Бернесу, для которого война была глубоко личной темой. Он обратился к Яну Френкелю и попросил сочинить музыку для песни на эти строки. Но с музыкой у композитора дело пошло не сразу.
Тут, чтобы снять пафос, нужно рассказать о некоторых курьезных моментах. Во-первых, на обелиске в память о братьях Газдановых в качестве птиц были гуси. Расулу Гамзатову сложно было подобрать по-аварски рифму к слову «гуси», и он специально звонил в министерство культуры Северной Осетии с просьбой заменить «гусей» на «журавлей». И ему разрешили.
Во-вторых, в оригинальном тексте стихотворения и перевода было: «Мне кажется порою, что джигиты»... Это Бернес попросил заменить «джигитов», на «солдат», чтобы расширить адрес песни и придать ей общечеловеческое звучание.
И еще: в тексте, который Бернес подготовил для песни, была опущена познавательная лингвистическая строфа: «Они летят, свершают путь свой длинный, и выкликают чьи-то имена. Не потому ли с кличем журавлиным от века речь аварская сходна?»
Как бы то ни было, для композитора Яна Френкеля война тоже была личной темой. В 1941–1942 годах он учился в зенитном училище, а позднее — тяжело ранен. Через два месяца после начала работы Френкель написал вступительный вокализ и тут же позвонил Бернесу. Тот приехал, послушал и расплакался. Френкель вспоминал, что Бернес не был человеком сентиментальным, но плакал, когда его что-то по-настоящему трогало. После этого работа над записью пошла быстрее. Но не только из-за вдохновения.
Бернес был болен раком легких. После того, как он услышал музыку, он стал всех торопить. По словам Френкеля, Бернес чувствовал, что времени осталось мало, и хотел поставить точку в своей жизни именно этой песней. Он уже с трудом передвигался, но, тем не менее, 8 июля 1969 года сын отвез его в студию, где Бернес записал песню. С одного дубля.
Если вы послушаете эту песню в его исполнении, то многое почувствуете в голосе и интонациях Бернеса. Эта запись действительно стала последней в его жизни — Бернес умер через месяц, 16 августа.
Через несколько лет после появления песни «Журавли» в местах боев 1941–1945 годов стали возводить стелы и памятники, центральным образом которых были летящие журавли. И мне лично кажется, что образ белых журавлей снова может стать нашим общим символом памяти о всех солдатах, погибших в Великую Отечественную войну. И не только солдатах. И не только в эту войну.
В Европе и англоязычном мире есть узнаваемый имидж: мак, который символизирует и цветок, и кровавый след от пули. Это знак памяти о всех погибших во всех войнах и призыв: Never Again. За этим маком стоит своя пронзительная история и свое стихотворение. Но у нас это стихотворение и эта история неизвестны, эти маки нельзя просто «пересадить» на нашу почву.

Но у нас есть белые журавли. Которые могут служить воплощением простого человеческого лейтмотива:
«Я помню.
Я скорблю о каждом погибшем.
Я сделаю все, что в моих силах, чтобы война никогда не повторилась».


5
Олег Митяев, председатель жюри Интернет-конкурса 42 Всероссийского Ильменского фестиваля, народный артист России: "Фестиваль идёт в ногу со временем, но главное остаётся неизменным – это песня: гармония, что объединяет музыку, слова и исполнение".

Лауреат Интернет-конкурса 42 Всероссийского Ильменского фестиваля примет участие в концертной программе, лучшие участники конкурса автоматически проходят во II тур конкурса авторской песни Ильменского фестиваля-2018. Заявки принимаются до 30 апреля

С 15 февраля по 30 апреля 2018 года Фонд Олега Митяева запускает Интернет-конкурс среди авторов и исполнителей в рамках Ильменского фестиваля, который состоится с 15 по 17 июня 2018 года в окрестностях города Миасса Челябинской области.
Цели конкурса  – развитие и популяризация авторской песни, приобщение молодёжи к русской поэзии и литературе; выявление и поддержка начинающих авторов и исполнителей.
Возглавляет жюри конкурса – народный артист России  Олег Митяев .    «В  прошлом году Фонд впервые провёл виртуальный конкурс. Старт был дан хороший, ещё больше приятных песен прозвучало на сцене Ильменки, я вижу в этом новую традицию. Фестиваль идёт в ногу со временем, но главное остаётся неизменным – это песня: гармония, что объединяет музыку, слова и исполнение»,  — отмечает Олег Митяев. Также в составе жюри —  Галина Хомчик     (Москва ), популярная исполнительница в жанре авторской песни, постоянный член жюри Ильменского и Грушинского фестивалей;  Борис Кинер     (Москва ), композитор, участник дуэта    «Мастер  Гриша»;  Михаил Цитриняк     (Москва ), режиссёр, участник дуэта    «Мастер  Гриша»;  Рашит Бабаев     (Челябинск ), руководитель проектов Фонда Олега Митяева.
Площадка для проведения Интернет-конкурса — официальный сайт Ильменского фестиваля www.ilmeny.org.  Песни, отправленные вместе с заявкой на электронный адрес организаторов, будут публиковаться именно здесь, в разделе    «Интернет -конкурс». К участию приглашаются авторы и исполнители старше 18 лет.
Итоги конкурса будут опубликованы до 15 мая 2018 года на сайте фестиваля. Лауреат Интернет-конкурса-2018  получит возможность пребывания на 42 Ильменском фестивале за счёт принимающей стороны для участия в программе: награждение на Главной сцене, выступление на Главной сцене в концертах    «Vivat , Ильмены»,    «Ильменский  звездопад»,    «Концерт  лауреатов Ильменского фестиваля». Лучшие участники конкурса автоматически проходят во II тур конкурса авторской песни Ильменского фестиваля-2018 с возможностью выступления на Главной сцене.

Справка
В 2017 году впервые Ильменскому фестивалю предшествовал виртуальный конкурс авторской песни. Приняло участие 127 человек из разных городов России    (от  Калининграда до Владивостока), а также из Литвы и Казахстана. Лауреатом конкурса стал Антон Антонов    (г . Самара).
Ильменский фестиваль — в официальном списке брендов Южного Урала. Проходит более 40 лет и собирает до 40000 гостей. География участников подтверждает статус всероссийского мероприятия. Социальная составляющая проекта – бесплатные вход, проживание в палаточном лагере, участие во всех мероприятиях программы    (конкурс  авторской песни, мастер-классы, спортивные игры). Главное событие — конкурс авторской песни, в котором ежегодно принимают участие около 300 человек из разных городов России: детский конкурс    «Поют  туристята», юношеский конкурс    «Наша  смена» и взрослый конкурс. Уникальна программа фестиваля: несколько сценических пространств с сольными и гала-концертами, творческие мастерские, спортивные и экологические мероприятия. За прошедшие годы почётными гостями и членами жюри фестиваля были Юрий Визбор, Александр Городницкий, Вадим и Валерий Мищуки, Галина Хомчик, Алексей Иващенко, Леонид Сергеев, Виктор Третьяков и др. Традиционный участник фестиваля — народный артист России Олег Митяев .  Особенность фестиваля – приглашение специальных гостей. Среди них — популярные артисты.  В  концерте    «Олег  Митяев представляет…» в разные годы приняли участие: Дмитрий Харатьян, Владимир Кристовский    (группа  UMA2RMAN), Тамара Гвердцители, Вячеслав Бутусов, Вениамин Смехов, Юрий Стоянов, Никита Высоцкий, Валерий Сюткин, Сергей Трофимов, Сергей Безруков, Юрий Гальцев и др. Ильменский фестиваль – это ландшафтное мероприятие. На фестивальном пространстве организованы палаточный лагерь, информационный центр  reception ,    «громкая  связь», творческий центр    (предварительное  прослушивание участников конкурсов), торговая ярмарка, медицинская служба, пост полиции и МЧС.


Все материалы по конкурсу можно найти здесь: http://www.ilmeny.org/contest

6
Память / Не стало Валерия Писарева...
« : 08 Апрель 2018, 16:06:05 »
Светлая память...

7
Поздравлялки / С днем поэзии!
« : 21 Март 2018, 12:56:25 »

Администрация портала поздравляет всех пишущих, поющих, читающих и сочувствующих со всемирным днем поэзии!!!:write: :give_rose: :drinks:


8
А песне "Снег" - 60...
Здоровья вам, Александр Моисеич!



9
7го апреля в 17.00 по адресу Первомайская 47 (бывш. ДК Химик) в малом зале.
Цена входного билета в предпродаже 200 руб, в день концерта 300.
Группам от 5 человек скидки
По вопросам приобретения билетов писать в личку любой из трех соцсетей (фб, вк, одноклассники) или звонить по телефону 89177803706.



10
Бард Григорий Данской рассказал «Кубанским новостям» о рэпе, роке, авторской песне и группе «Ленинград»

Григорий Данской – автор и исполнитель песен на свои стихи и музыку. Родился в городе Чусовом Пермской области (1971 г.), окончил филфак Пермского государственного университета, с 2010 г. живет в Москве. На сцене выступает с 1994 года. С 2003-го по 2010-й играл в составе ансамбля «Пятый корпус», являлся одним из основных авторов коллектива. Записал 15 альбомов, из них восемь – сольных.

-За разговором перед концертом ты назвал авторскую песню кустарным жанром. Признаешь себя любителем?

- Авторская песня – это такой hand made: сочинитель предлагает слушателю свой продукт из первых рук. Потом у этого продукта могут быть исполнительские варианты – эстрадные или фольклорные, песни Высоцкого и Окуджавы могут спеть Тамара Гвердцители, Елена Камбурова или Борис Гребенщиков, но сначала автор все сделал сам, именно в этом смысле его ремесло кустарное, но в такой кустарности нет ничего дурного.

- В феврале на твоем концерте в Краснодаре было 50 человек, тесный круг. Тебе это нравится?

- В принципе, хотелось, чтобы слушательский круг был шире. Я просто знаю, что у этого жанра есть более широкая аудитория. Задача в том, чтобы грамотно и толково собрать вместе людей, которые хотят это слышать и которые могли бы контактировать друг с другом вокруг песни.

- Ты имеешь в виду, авторской песне, твоей песне, как отрасли шоу-бизнеса, не хватает профессионального менеджмента? Но еще несколько лет назад менеджеры были, барды собирали большие залы. Что произошло?

- В большинстве случаев организация концертов и фестивалей авторской песни строилась и строится по сей день на энтузиазме конкретных людей. Менеджеры существуют в бизнесе, бизнес должен приносить прибыль. А авторская песня упорно не хочет становиться бизнесом.

- Книги продаются, картины продаются. Какие проблемы с авторской песней?

- Авторская песня не продается, а русские не сдаются. Это не проблема, это, может быть, наоборот, ее секрет? В чем загадка русской души? В чем загадка авторской песни? Не продается. (Смеется). Был же этот древний спор: что такое авторская песня, как отличить, где она начинается и заканчивается, в чем ее основная родовая черта. Теперь мы знаем. Авторская песня плохо продается.

- Успешные проекты все-таки были. «Песни нашего века», например.

- Да, «Песни нашего века», автор-исполнитель Олег Митяев … Но, надо признать, таких явлений в жанре – единицы.

- Что скажешь о проекте Григорий Данской?

- Некоммерческий.

- Знаешь, 10 – 12 лет назад, когда ты жил в Перми, у тебя был агент, твои концерты собирали залы, ты играл с группой «Пятый корпус», карьера выглядела многообещающе.

- Ну, может быть, кому-то мой проект и мог показаться коммерческим. В перспективе. В действительности я никогда не занимался «карьерой» и у меня не было «агента» – не будем никого вводить в заблуждение. Все отношения с теми, кто мне содействовал, строились на чистом энтузиазме. Просто у людей заканчивается один этап жизни, начинается новый, энтузиазм переходит в другое русло. Да и сами концерты и фестивали авторской песни за последние годы поменяли свой характер. На многие фестивали я езжу регулярно и ежегодно. Из них самый крупный – Грушинский. Там появляются новые имена. И это всегда интересно – мне нравится.

- А что не нравится на современном Грушинском?

- Не нравится как раз то, что не меняется: массовая гулянка, идущая параллельно фестивальной программе. Это, увы, всегда происходит с нашим народом, когда его скапливается слишком много в одном месте. В нулевых вроде бы мог появиться более креативный (ну, или более профессиональный) формат таких событий, но он не закрепился. И, потом, всегда возникает вопрос: куда двигаться дальше, чем эта «альтернатива» будет отличаться от «мейнстрима»?

- В нулевые Грушинский фестиваль собирал до 350 тысяч человек. Последние годы интерес к жанру падает – чем дальше, тем сильнее. Что на это все-таки влияет, ну, помимо того, что авторская песня не продается, она ведь и раньше не продавалась, но была популярна?


- Честно говоря, для меня не было важным сформулировать, почему авторская песня перебралась из залов снова в квартиры. Это случилось даже с теми, про кого мы предполагали, что они-то будут собирать всегда. Могу только гадать, насколько в этом поучаствовал интернет, новые медиа, новое мировоззрение. Большого молодежного всплеска в авторской песне, который смог бы обеспечить новый эффект массовости, я сейчас не вижу. Изменилось бы что-то, если бы в нулевых жанр реализовался более полно в официальной культуре? Если бы этот продукт был хорошо записан, подан, попал в эфир? Мы не знаем. Этого не произошло. Так что, наверное, авторская песня просто не поняла в свое время, как жить по законам рынка или зачем.

- Рок ведь тоже утратил былое влияние, осел в клубах. Молодежь слушает рэп.

- В случае с роком есть некоторая поколенческая привязка. Он просто стал музыкой сорокалетних, а сорокалетний человек уже думает, как ему более эффективно провести свой досуг, хочет ли он идти на рок-веселье, нужно ли ему это. Авторская песня включает в себя больше поколений артистов и слушателей, это многосоставный организм, поэтому там история другая. Я сам – из рок-поколения. Но что из того, от чего меня когда-то трясло, я бы хотел сейчас слушать? Да почти ничего. Есть, конечно, какие-то вещи, которые с тобой. Но не потому, что это рок, а потому, что это делает тот или иной человек, творческая личность, и мне интересно, что он пишет, что говорит. А в каком жанре он это делает, мне не важно. Рок – это было шумно и молодо. Вокруг него собирались тоже шумные и молодые, и, соответственно, нас было много. А сейчас, может быть, и не хочется шума. Не ищешь там истин и себя самого, не ищешь пищи для ума и души. Скорее, наоборот: туда, где шумно, ты не идешь. В конце концов, обо всем многолюдном можно прочитать в новостях.

- Что ты думаешь о растущей в России рэп-культуре?

- Рэп мне интересен как альтернативная форма поэзии, но… Я некоторое время отсматривал в интернете рэп-батлы. Все это назвать поэзией можно с большой натяжкой. Пару лет назад я вел мастерскую в детско-юношеском бард-лагере, и ребята слушали Оксимирона, только-только вышел сингл «Город под подошвой». Меня заинтересовало. Действительно, плотный текст – я стал смотреть, что еще есть у этого автора и что есть в этом жанре сейчас вообще. Оксимирон, наверное, самое интересное явление в нашем рэпе. Это одаренный человек и явление поэтического характера. Стал бы я слушать его еще? Ну, может быть, и стал бы. Я же прослушал несколько раз его альбом «Горгород». Но, с поэтической точки зрения, это не так уж и сильно. И этого мало. Это незрелые тексты, в которых что-то светится. И из этого могло бы что-то вырасти в литературном плане, но, думаю, не вырастет и не разовьется, потому что сейчас Оксимирон уже на максимуме своей популярности, уже на вершине, уже собирает стадионы.

- The Beatles росли, хоть и собирали стадионы.

- Ну, может, и стоит пофантазировать, что у русского рэпа есть шанс выйти на уровень Маяковского, потому что, по большому счету, рэп по-русски – это Маяковский. Как-то ради эксперимента я взял три фрагмента: из текстов Дельфина (тоже вариант альтернативного репа), малоизвестное стихотворение Маяковского и отрывок из Бродского. У меня было что-то вроде лекции для тех, кто интересуется песенным творчеством, и я предложил слушателям определить, какой из трех фрагментов – рэп. Чаще всего люди видели рэп в тексте Маяковского, кто-то указывал на Бродского. Почему Оксимирон не может как Beatles? В том смысле, что, чем успешнее, тем круче? Я здесь имею в виду литературную сторону, а не музыкальную, не шоу. В западной популярной культуре мы имеем огромное количество выдающихся музыкальных и даже поэтических образцов, при этом коммерческий успех там – это ментально хорошо. У нас понятие «поп-культура» ущербно, успех – это подозрительно. Наша поп-музыка – это просто попса, нечто, граничащее с безвкусием и пошлостью. От такого очень сложно двигаться к большому искусству. У такого мгновенно появляется шанс стать чем-то вульгарным. Достаточно включить телевизор, чтобы убедиться. Поэтому я не знаю, все ли у Оксимирона впереди. Станет ли он Маяковским.

- Востребованность теряет и фольклор. Конечно, государство инвестирует в национальную культуру, поддерживает коллективы, но простые люди просто редко поют, даже дома за столом. Исчезает сама потребность совместно петь?

- Ну, выводы делать рано и приговоры выносить, что все вымирает и все плохо. Хотя вообще, тенденция к утрате песни у людей есть, наверное. Я ехал не так давно в поезде, рядом сели ребята: как я понял, геологи – на практику. С собой они взяли гитару, но парень, ответственный за эту гитару, все не мог допеть ни одной песни до конца, начинал то и это, от классики авторской песни до группы «Чайф», потом что-то поновее из области русского рока и поп-рока и даже вообще попсы – такой винегрет.
Но главное и самое печальное, что у него получалось исполнить, в лучшем случае, один куплет, а в компании ему никто подпеть, подсказать не мог. В том же купе ехал мужчина за 60, который попросил гитару и совершенно неумело, но, тем не менее, вполне сносно спел песню Визбора «Милая моя» от начала до конца, три куплета. Молодняк посмотрел на него, как на мастера: он знает песню! Это, конечно, повышает ценность человека... Ну, если так подумать, то спеть песню – большое дело.

- Группа «Ленинград» – вот у кого сегодня высокий рейтинг. Как и рэп-исполнители, она развивала свое присутствие в медиа-среде через интернет. Как ты думаешь, почему такое отвязное песенное явление стало народным, потеснив попсу?

- Ну, просто есть артисты, которые обладают харизмой. Это дар. Группа была в достаточной мере популярна и 15 лет назад. Как раз «народным» это явление было тогда. Группа смогла актуализоваться сейчас, но в этой актуализации есть не только момент предложения, но и момент спроса. Изначально «Ленинград» – это, безусловно, маргинальный пласт. Почему сегодня вся эта матершинная дурь выходит в лидеры нашего шоу-бизнеса – вопрос и к нам. Группа «Ленинград» уже достаточно представлена и в телевизоре тоже, Шнуров что-то там рекламирует. Если это становится мейнстримом, можно уже насторожиться. Людям нравятся песнопения достаточно простые, типа шансона, да еще с диким, животным драйвом. Сергей Шнуров создал героя, который, с одной стороны, типа как все – может забухать, выругаться, легко устраивает выходки, которые мы себе не позволяем (или же позволяем, напротив). И есть второй план – цельная творческая личность со своим содержанием, которой есть вроде бы что сказать.

- И что он нам говорит?

- Что же нам говорит Шнур? В Питере – пить. М-да. Хороший совет. (Смеется). Шнур привлекает тем, что не просто провокатор, а как бы человек с отсутствием лицемерия, который как бы позволяет себе быть честным. Я говорю «как бы», потому что искусство – это такая область, где ты постоянно на грани игры и жизни «всерьез». И Шнур тоже играет своего героя. А людям нравится, когда весело, разухабисто, задорно, когда можно отпустить то, что держишь в себе.

- Ты сам используешь те же приемы: герой многих твоих песен – тот чувак, который сидит в тюрьме или в подъезде, и одновременно тот, который окончил университет и наблюдает за первым. Этот «шансон-репертуар» исполнял в разухабистой манере ансамбль «Пятый корпус», с которым ты несколько лет писал альбомы и гастролировал.

- Да, «Пятый корпус» одно время развивался с оглядкой на «Ленинград». Какое-то время и я потолкался на этой площадке – постстуденческого шумового действия, под которое все пели и прыгали на сцене и в зале. В определенный период у «Пятого корпуса» был даже любимый альбом «Ленинграда», мы всегда слушали его в дороге – «Маде ин жопа», такой, как туалетная бумага, розовенький, начала нулевых годов.  Но в итоге я вернулся в камерный жанр, а «Пятый корпус» стал развиваться в другом направлении. За несколько лет шумового музицирования я немного устал от ора и шума и почувствовал, что меня начинает раздражать подвыпившая толпа, скандирующая инвективные строчки песни про Деда Мороза, хотя песня, на самом деле, далеко не одномерная. Всегда есть какое-то количество людей, которые приходят на мой концерт, потому что ждут, что будет весело, как когда-то было с «Корпусом», или они обнаружили в сетях контент, который обозначен как «Данской&Пятый корпус». Но если не рассматривать эти случаи, а так, по-серьезному, говорить о зрителе, то зритель на моих концертах делает определенную внутреннюю работу, и я пока еще не устал заставлять его совершать этот труд.

- На каких артистов ты покупаешь билеты сам?

- Последний раз – на Damien Rice, это ирландский автор и исполнитель, который играет на многих инструментах, но дает концерты и в бардовском ключе: микрофон и гитара. Без всяких эффектов, примочек, процессоров.

- На кого еще?

Еще раз на Damien Rice, правда, уже в США. На самом деле, я очень редко хожу на концерты. В Штатах я еще ходил по билетам на инди-группу Beirut, которая мне нравится со времен их Gulag Orkestar и Elephant Gun.

- В какие страны тебя приглашали с гастролями?

Я выступал в Германии, Израиле, Франции, трижды приезжал в США. Чаще всего там либо квартирники, либо концерты в небольших клубах или кафе. Ну и фестивальная история. Эти выступления собирают тех, для кого Россия – это родина, кому важно не потерять ощущение. Эмиграция ценит возможность оказаться вместе, вокруг того искусства, смыслов и языка, который ей дорог. Эти люди во многом остались в той точке, из которой уехали, и слушают тебя так, как когда-то слушали в 90-х.

- Псевдоним «Данской» – это ведь не про прописку? Ты из Перми, живешь в Москве.

- Я вырос в Пермском крае, при этом корни мои – хоперские казаки.

- Отрабатываешь в творчестве тему рода?

Ну, видишь, сочинил песню про атамана Платова.

- Не думал сделать «казачью» программу?

В этой теме есть персонажи и события, которые меня притягивают. Но вообще, не обязательно петь про нагаечку, чтобы выразить то, что в тебе сидит. У казачества как явления есть дух и есть история. Дух диктует повадку, способ выражения, творческую манеру. Казачество – это воля? Воля, способная перейти в своеволие и требующая особой огранки. В детстве меня отправляли на лето к родным – в Волгоградскую область. Из Чусового в Урюпинск. С Урала на Дон – это как попасть из холодной купели в горячую ванну. Лето я помню всегда жарким. И у человеческого общения был тот же градус: люди эмоциональные, интонационно щедры до наглости, речь экспрессивная, яркая. На Урале люди более интровертны. Урал – это демидовские заводы, жесткое давление на человека, несвобода. Это край ссыльных, лагерей, зон. Руда, металлы, магнитные поля. Так что немногословность, угрюмость, тупая непробиваемость в людях на Урале – это как защита от внешней, весьма неприветливой среды.

- Сам ты чувствуешь себя носителем уральской содержательности?

Я человек с «надсадой», как говорят в некоторых местах на Урале.

- Тебе много приходится гастролировать по стране?

Я езжу по стране регулярно. Есть традиционные гастрольные маршруты: Поволжье, Урал, северо-запад. Гастроль по югу у меня в первый раз. Разведка боем. Таганрог – Ростов – Новочеркасск – Краснодар – Астрахань.

- Аудитория в регионах отличается?

Отличается. В Краснодаре публика достаточно молодая. У авторской песни сейчас чаще возрастная аудитория. Краснодарская аудитория деликатная и довольно сдержанная, но я почувствовал идущую от нее энергию. Большая часть песен была абсолютно нова для слушателей, я приезжал в ваш город с концертом последний раз 10 лет назад. В одном городе люди расположены к коллективному пению, общению, предпочитают напевный материал. В другом приходят именно на поэтическую песню, в первом ряду у них слово. Это мне ближе, потому что я сам понимаю жанр авторской песни как текстоцентричный, сам ориентирован на Галича, Окуджаву, Высоцкого. И из ныне живущих мне интересны те авторы, которые создают не просто тексты, а песенную поэзию.

- Каких поэтов ты читаешь?

Бродского, время от времени возвращаюсь к Пушкину и Лермонтову, Тарковскому и Штейнбергу, время от времени – к поэтам, которые меня интересовали в моем университетском прошлом: поэты-метафористы Иван Жданов, Алексей Парщиков, Ольга Седакова. Из своего поколения – Борис Рыжий, с которым мы поддерживали дружеские отношения. Но в случае со стихами Бориса – это как пересмотр старых фотографий, словно в них можно найти еще что-то, что было упущено.

- 10 лет назад ты гораздо реже готов был называть свое творчество авторской песней. А сейчас тебе приятно говорить «я – бард»?

- Мне приятно. Я перестал пугаться этого названия. Высоцкий, говорят, недолюбливал это определение и предпочитал словосочетание «авторская песня». Вообще, Высоцкий – это тот сочинитель, которого не стыдно поместить на знамена и у которого есть чему учиться в сценическом и поэтическом плане. По моему ощущению, я являюсь артистом в жанре авторской песни в большей степени, чем многие люди, которые стали содержимым бардовского направления. Вообще, сегодня бардовское сообщество включает в себя очень разных артистов – и тех, кто работает на грани фолка, фолк-рока, и на грани джаза или эстрады.

- А ты на грани чего работаешь?

- Я, на самом деле, тоже включаю в себя эти элементы.

- На концерте в Краснодаре ты показал лирику, рок, фольклорные стилизации: мексиканскую, цыганскую, пуэрториканскую, строевую донскую песню, русские скоморошины. Во втором отделении был – что это было? моноспектакль-мюзикл? – «Левша» по повести Николая Лескова. Твое выступление больше похоже на театральный выход, нежели на концерт авторской песни.

- Я тут не первопроходец. Мы знаем творчество Юлия Кима, который написал немало песен к спектаклям и фильмам и даже пьесы в песнях. Знаем Виктора Луферова, который тоже был человек-театр и живо откликался на все песенные жанры.

- Я об этом и говорю: ты создаешь профессиональный материал, но реализуешь его по любительским каналам, пользуясь сетью бардовских фестивалей и клубов. Для широкой аудитории, которая видит твою афишу в «ВКонтакте», ты – тот парень с гитарой у костра. Это комфортно для тебя, создающего более сложный продукт?

- Никакого дискомфорта я не испытываю. Образ барда в свитере, который исполняет песни про лыжи и палатки в разных тональностях, не попадая ни в одну из них, однажды все-таки уйдет. Он до сих пор бросает, конечно, свою дымную тень на жанр. Да Бог с ним. Даже если не уйдет, не вижу в этом катастрофы. Я не большой любитель пения у костров по типу «гитара по кругу». Если мне и людям моего склада удастся обратить взгляд слушателей на другие образцы жанра, я буду в достаточной степени удовлетворен.

- Но ты сам начал писать песни про горы!

- Это произошло естественно. В течение нескольких лет я приезжаю в альплагерь «Актру». На второй год у меня стали появляться песни, которые вошли в этот алтайский цикл. Они простые. Мне хотелось, чтобы они были простыми, чтобы их могли петь люди без особой гитарной и вокальной подготовки. Если их будут петь в «Актру» и они приживутся там как народно-альпинистские песни, это будет для меня большой удачей. Все это, безусловно, хоженая территория, но прикосновение к традиции – вещь важная. Оказывается, все то, что мы приписали бардовской песне, расхлябанность под водку и тушенку – это мутная пена бардовских фестивалей. Альпинистские песни – это совсем другие костры, не каэспэшные. Я понял, что, несмотря на, казалось бы, уже приевшийся мелодический, гармонический и лексический арсенал, в жанре альпинистской песни есть нюансы, которые я пока не могу даже описать, какие-то тонкие, интонационного характера вещи. Есть такое явление, назовем его авторским дыханием, которое очень сложно записать или сымитировать.

- У тебя пятнадцать альбомов, из них восемь – сольных. На концертах ты исполняешь много новых вещей, но студийные записи этих песен отсутствуют, есть только любительские ролики на Youtube. Почему с 2011 года у тебя нет новых альбомов?

- Последний альбом, содержащий на момент записи новый материал, «EP» – это семь песен, которые написаны и записаны совместно с Ксенией Полтевой в 2011 году. Семь лет между альбомами – это совсем немного. У Дэмиана Райса было восемь. Поскольку я не поставлен в такие условия, когда каждые год – два нужно выдавать новый диск, мне бы хотелось создать очередной альбом как законченное целое – и по содержанию, и по форме. Пока что те несколько циклов песен, которые я показываю на концертах, все еще находятся в стадии формирования, дописывания, редактирования: горный цикл, «Левша», бессарабские песни, а также песни для нашего совместного проекта с Ксенией Полтевой. По моему ощущению, я вообще пишу один многочастный альбом – все, что есть, все, что я написал.

- Создание альбома окупается в век интернета?

- По-разному, но деньги на запись и издание нужно потратить быстро, а возвращаются они медленно.

- 12 лет назад в Петербурге на одной песенной тусовке, которая прошла в рамках фестиваля «Петербургский аккорд» (и я там присутствовала), композитор Владимир Дашкевич, объявил тебя новым Высоцким. Как ты сам видишь свое место в авторской песне? Ощущаешь, что вошел в семью великих бардов?

- А-а-а. Он назвал меня «новым Высоцким»? По моему впечатлению, это было так: в одной из фестивальных аудиторий происходил неформальный концерт, такой импровизированный сейшн, в котором я тоже участвовал, и неожиданно вошел Владимир Дашкевич. Он послушал и стал произносить речь. Я, признаться, ничего не понял из того, что сказал наш великий композитор, в этом был какой-то отдельный от происходящего пафос. Я себя великим не чувствую. Хотя, наверное, мог бы более эффективно реализовать те способности, которые у меня есть, назовем их талантом. Но надеюсь, еще не все потеряно.

- Ты пишешь песни, которые поют по всей стране. Не каждый бард может этим похвастаться. Некоторые твои сочинения звучат очень хитово, например, песня про Мексику «Тако» – кажется, вот завтра услышишь ее на радио. Ты сознаешь, что это, ну, что-то вроде золотых яиц?

- Да, у меня написан ряд песен, которые поют, слава Богу. Но одно дело написать, другое – реализовать, продать. С песней «Тако» (она как раз из совместных песен с Ксенией) тоже много чего можно и нужно сделать, если думать о ротации. Но это отдельный род деятельности, это работа продюсера. Не всем пишущим людям она на пользу. Кто-то в этом жернове уже не может писать. У кого-то получается, у кого-то нет.

- Если бы пришел продюсер, готовый вкладывать в продвижение проекта «Григорий Данской», ты бы согласился выдавать понятный, стабильный продукт, адаптированный к рынку?

- Если ответить коротко, то – нет. Людям, которые существуют в контексте авторской песни и пробуют идти в шоу-бизнес, приходится создавать новую нишу. Но в итоге это просто становится эстрадным жанром. Я не вижу в себе потенциала эстрадного артиста.

- Но ты готов рассмотреть вариант, при котором подчинишь себя менее творческому ритму, зато обретешь более широкую аудиторию и заработаешь больше денег?

- Во-первых, это заблуждение, что деньги и успех должны прийти в обмен на подчинение себя чему-то: ты себя подчинишь – и сразу появляется массовый слушатель и большие деньги. Такой причинно-следственной связи не существует. Во-вторых, «добра» в виде нетворческой деятельности, разного рода компромиссов и т. п. предостаточно и в нашем самодеятельном жанре. Одни только многочисленные фестивали чего стоят. А график выступлений периодически бывает довольно плотный. Главная закавыка твоего вопроса: можно ли наступить на горло собственной песне, но все равно ее петь? Можно ли начать заниматься тем, что тебе не слишком нравится, но при этом делать еще и свое? Я знаю, что такие эксперименты могут выйти боком. Надо мною их, может быть, уже и поздновато ставить.

- Считаешь себя старым в 46 лет?

- Я что-то о себе уже знаю. Но, с другой стороны, я чувствую в себе силы в какой-то момент направить свою творческую историю в более профессиональное русло, поскольку все еще полагаю, что профессия – это не всегда рабство, и в нашем песенном деле тоже.

(с) http://kubnews.ru/kultura/2017/03/13/stanet-li-oksimiron-mayakovskim-/

11
Друзья и все, кто любит Мишу и ценит его творчество и ту тонкую философию Радости, которую он несёт в Мир...[/size]Мы оттягивали этот момент, сколько могли, но вот сегодня ночью окончательно поняли, что больше нет никакой возможности поддерживать интенсивность музыкальной деятельности в обычном режиме.
Многие, должно быть, знают, что у Миши очень серьёзно больна жена, и сейчас он уже просто не может уезжать из дома. Мы были вынуждены отменить тур на Урал и в ближайшее время никаких выездных концертов не будет.
Большие концерты в Москве и Петербурге мы будем вытягивать любыми силами и всецело настроены их не отменять.

Я прошу всех, кому не всё равно, помочь этому замечательному человеку пережить этот тяжелейший этап. Сейчас важно всё - от материальной поддержки (ведь основной, и порой единственный, источник дохода артиста - это как раз концерты) до человеческого неравнодушия!


Реквизиты:

Карта Сбербанка: 4276550014791852
Номер счета: 40817 810 5 55006983990
PayPal - bashakovsekret@gmail.com
Карта Альфабанка: 5559492500012052


12
Что-то вдруг захотелось:)









13
Память / Умер Лев Малых
« : 27 Январь 2018, 19:22:01 »
Только что ушёл Лев Александрович Малых. Один из основателей клубного движения Самодеятельной песни Башкирии. Светлая память.

14
Сегодня день снятия блокады Ленинграда...
Поэтому вот так:

Александр О Карпов Питерская


15
Песня о конце войны






Конкретные песни, в том числе и песня "О конце войны", предлагались Высоцким в фильм, рассматривались и обсуждались, но не вошли в него... Отсюда и название ролика....

Страницы: [1] 2 3 ... 23