Просмотр сообщений

В этом разделе можно просмотреть все сообщения, сделанные этим пользователем.


Темы - Татьяна Помелова

Страницы: [1] 2 3
1
Лен, поздравляю! Творчества, вдохновения, много нового и замечательного в следующем году твоей жизни!


2
 11 октября 2017 г. не стало ещё одного творческого и замечательного человек Славы Верхотурцева...  Первый лауреат и основатель нашей Ильменки.
 
 "Вячеслав Верхотурцев - один из основателей и пропагандистов бардовского движения не только в Снежинске, но и на Урале. Учился в Свердловске, в одном вузе с Александром Дольским. Турист, альпинист, сплавщик, непревзойденный «костровой» исполнитель, Вячеслав Верхотурцев верен истокам и классике жанра и может служить камертоном для настройки вкуса."
 ( с сайта http://www.dolsky.ru )
 А как он зажигал своим пением!!!!   Вечная и светлая память...



3
                                   
                                                                         
                                             

                                                 Всё радоваться жизни с седою головой 
     
                               Александр Георгиевич Тимофеев  –  замечательный художник, детский поэт, автор прекрасных песен, которые исполняет под собственный аккомпанемент на баяне, полярник, путешественник, очень живой и радушный человек.  9 ноября 2016 г. ему исполнилось 80 лет.
                     Говорят, что после 40 лет человек поворачивает либо в старость (в маразм), либо в мудрость,  другого не дано. Любой из этих путей  зависит от того, на что мы ориентируемся в своей жизни: опираемся на своё внутреннее богатство, реализуя  свои самые главные ценности в этом мире, или просто функционируем – суетимся, бегаем, хотим сделать карьеру, кому-то понравиться, оказаться на какой-то доске престижа с  постоянным ощущением внутренней пустоты, которую пытаемся заполнить деньгами, товарами, знакомствами,  впечатлениями, ощущением собственного успеха, количеством лайков  под  роликом, выложенном  нами  в интернет.
                     Вкус жизни Александра Тимофеева, его путь, его счастье  связаны с его мечтой. Потому что мечта – это некое внутреннее богатство, это предназначение, с которым человек пришёл в эту жизнь, это то, что его волнует, это какие-то самые важные ценности, которые он принёс в этот мир. Он живёт своей собственной жизнью,  осознаёт  её  величие,  принимает музыку своей  судьбы  и по-настоящему  радуется  этому чуду собственного существования.  Потому в свои 80 лет Александр Тимофеев совершенно не похож на старика. Он в прекрасной форме,  у него очень внимательный взгляд, в этом взгляде много интереса, света, любви. Этот свет, эта любовь, словно цветы на дереве, которые распускаются изнутри наружу  –  такая внутренняя человеческая красота,  которую не создать ни какому профессиональному  стилисту.


 Александр Георгиевич, Вы ведь коренной петербуржец, во время блокады тоже жили там, помните что-нибудь о блокаде?

   – Мне было 4, 5 года, когда началась война и мы были всё время в блокаде  –  от начала до конца. Помню окна, крест-накрест заклеенные газетными лентами. Помню фрагменты, как отец приходил и рассказывал сколько он трупов на дороге обнаружил, пока ходил туда - сюда. У меня есть стихотворение о том, как он здоровался с покойниками. Помню прорыв блокады, потому что мы от Ржевского полигона недалеко жили и оттуда началось грохотание пушек. Но мы же не знали, кто это  –  немцы, или наши. Отец говорит: "Вот завтра либо нас не будет, либо, наоборот, будет всё очень здорово".

Голодали?

   –  Конечно! У меня даже есть рассказ "Конина" об этом. Однажды сестра взяла хлебные карточки (хлеб в войну выдавали строго по карточкам) и пошла в магазин получать хлеб на всю семью. Каждый дом был приписан к определённому магазину. Её встретил какой-то мужчина и говорит: "Девочка, сегодня завезли белый хлеб, хотите вместо черного получить белый? Даже больше получится!" Она так обрадовалась, что отдала ему все карточки. Он вошёл в магазин в одни двери, а вышел в другие. Сестра приходит  домой вся заплаканная – ни хлеба, ни карточек. Старшая сестра в обморок упала. Отец работал на военном предприятии, пошёл с этой бедой к своему начальнику. Тот ему говорит: "Ничем не можем тебе помочь". Но поскольку его работа была связана со спиртом – охтинский химкомбинат, ему дали три бутылки спирта, вот, говорят, как хочешь, так и выживай. В это время мимо нашего дома ехали солдаты. А дом был в пригороде, деревянный, его отец сам строил. Нас спасло то, что у нас дрова были, мы топили печь и могли спасаться от холода, в отличие от тех, кто жил в центре Петербурга. Солдаты попросились к нам переночевать. Они везли на санях кости коня. Принесли немного и подают: "Вот хозяйка, свари". Мама сварила. Когда сели ужинать, говорят: "Вот бы сейчас выпить под эту похлёбку!" Отец отвечает: "А у меня есть и выставил бутылку спирта". Когда они уехали, мама обнаружила в коридоре мешок с конскими костями. Она три дня боялась до них дотронуться. Во время войны и голода это было огромное богатство! Отец говорит: "Катя, вари, ты же видишь, они специально оставили". Вот так мы и выжили.

У Вас  в блокаду все в семье выжили?

   –  В нашей семье выжили все. Особенно тяжело было в первую блокадную зиму. Потом брат подделал документы, приписал себе год и ушёл юнгой на флот, на тральщике служить. Средняя сестра Нина пошла в театр, а потом в концертные бригады, а старшая Зоя пошла в армию, в строительный батальон, работала там всю войну, пришла с орденами и медалями.
    А в доме дедушки многие умерли от голода. Прихожу на кладбище, там в ряд кресты стоят: дедушка – 2 апреля 1942, дядя – 23 мая 1942, бабушка – 14 июня 1942. А ведь в это время умирали еще на Пороховых и в маминой родне. Представить нелегко, как отец, изнуренный работой и голодом, месяц за месяцем хоронил родных.
 
А Вы помните, как эту блокаду сняли, как победа была, что вы  чувствовали?

     – Ну,  конечно,  радость огромная была.  Сразу машины с продуктами пошли.  Ведь в блокаду было  125 граммов  хлеба на иждивенца.

Какая у Вас была самая  заветная мечта?


   –  Стать художником. Во втором классе нам задали домашнее задание нарисовать рисунок. Я ничего умнее не мог придумать, как скопировать карандашом картину "Охотники на привале" Перова. Вызвали родителей в школу и спрашивают: "Зачем вы это нарисовали?" Они не понимают в чём дело, он говорят, сам нарисовал. - "Да не может этого быть!" А ещё с детства я очень мечтал петь. Особенно завидовал итальянцам и своей сестре. Она пела "Сильву" в театре музыкальной комедии. Голос у нее замечательный был. Во время войны она иногда попадала с фронтовыми концертными бригадами вместе с Шульженко. Помню, говорила: "Если я запою вместе с Шульженко, её вообще слышно не будет!" Но солдаты её любят больше, потому что она поёт "Синенький скромный платочек", а я арии из оперетт. Сестра потом переделала свою программу, стала русские народные песни петь.

Как Вы стали художником?

     – Дело в том, что я закончил арктическое училище, мне там присвоили офицерское звание, после чего работал на полярной станции "Остров Котельный". Запускал радиозонды – это двухметрового диаметра шары с пропеллером. Надуваешь его водородом, привязываешь прибор и запускаешь. Он показывает температуру, давление, влажность. Это нужно было для самолётов и для космонавтики. Там я нашёл бивни мамонта, моржа и стал резать по кости. Вырезал несколько рукояток для ножей, голову оленя, собачью упряжку. Вернувшись на большую Землю, я уволился из гидрометеоцентра. Стал работать гравером на Охтинском химкомбинате. Из кости мамонта я вырезал несколько небольших, вроде камей, портретов бардов: А. Галича, В. Высоцкого, А. Городницкого, Ю. Визбора, В. Вихорева, А. Агафонова.
   В граверном цехе работал известный альпинист Саша Потапов. Он познакомил меня с веселой компанией "Парнас". Начались поездки на приозерские скалы в майские и ноябрьские праздники, летом – на Карельские озера, зимой с горными лыжами в Карпаты. Из известных парнасцев можно назвать большого художника Виталия Тюленева, автора песен Валентина Вихорева, полярника Леонида Говоруху. И почти все они – альпинисты и слаломисты.
   В поездке в Карпаты я встретил свою будущую жену Тамару, которая училась в институте имени Репина Академии художеств. Я спрашиваю: "А можно пойти с тобой порисовать?" Она: "Пошли!" Посмотрела, как я рисую и говорит: "Тебе нужно учиться, я договорюсь с преподавателями, чтобы тебя взяли вольнослушателем на первый курс". Я с радостью согласился. Вольнослушатель - это когда преподаватели к тебе не подходят, ты ничего не сдаёшь, хочешь  –  приходи, не хочешь  –  не приходи. Я походил так год и через год, несмотря на отсутствие какого-либо художественного образования, поступил на факультет живописи в институт имени И. Е. Репина.
   Было 500 заявлений на 30 мест  –  такой огромный конкурс. Причем 15 человек принимали из союзных республик, из Эфиопии и других стран, и 15 человек нужно было набрать из нас.

Вы портретист?

   –  Да, больше портретист. После института стал много работать, чтобы выставляться и вступить в союз художников СССР. Лучше всего вышел автопортрет с обнаженной на заднем плане. Отнес эту работу на выставком. Там порядок такой: "Войдите", (входишь, ставишь на мольберт свою работу). "Кто Вы, что закончили? Выйдите". Посовещались. "Войдите". К сожалению, Ваша работа не прошла. Не хватило голосов. У Вас есть еще что-нибудь? Я отвечаю: "Нет".
   В следующий раз другая выставка, а у меня ничего лучше нет. Уговорила меня Тамара опять сходить, я сходил, а мне опять говорят: "У Вас другого чего-нибудь нет?" Мой автопортрет был нарисован на фоне обнажённой женщины. Раньше обнажённую нельзя было выставить. Не знаю, может быть это из-за обнажённой всё и было?
   А в третий раз какая-то большая выставка была, я решил, не пойду больше с этим автопортретом. Тамара настаивает: " Иди, на этой выставке совсем другой выставком". Я пошёл, с этим же портретом. Этот портрет прошёл единогласно. Через два дня выставка открылась, я прихожу, а там перед моим холстом толпа народа стоит. Я спрашиваю у знакомого художника: "Это кто такие, почему они там стоят?" Он говорит: "Это закупочная комиссия министерства Культуры СССР". И у меня купили этот портрет. Я заработал за один портрет чуть ли не годовую зарплату. Потом было ещё несколько выставок и меня приняли в союз художников, были закупки дирекций выставок, Волгоградским музеем и др.

У Вас написано много портретов бардов, Вы что с ними делаете – продаёте,  дарите?

   –  Нет, они у меня работают  –  я выставки часто делаю. В Питере есть такая большая библиотека им. Н. Рубцова, у меня скоро там будет выставка - концерт. Выставка как раз будет называться "Портреты бардов". Я уже написал более ста портретов бардов. С Городницкого написал два портрета и ещё несколько рисунков есть. Он как-то пришёл ко мне в мастерскую и говорит: "Саша, я хочу у тебя этот портрет купить". Я отвечаю: "Этот портрет я не продам, потому что я собираюсь сделать на большом холсте групповой портрет ленинградских бардов. Но могу сделать его повтор". Он разочарованно: "Ну, знаешь, повтор всегда хуже...." Но портреты, написанные с натуры я никогда не трогаю. Если писать копию, как бы она не была грамотно написано, все равно какая-то жизнь пропадает. Давай, говорю, напишу повтор, а ты приедешь и посмотришь. Написал, сделал точно такую же дубовую раму, размер такой же и повесил рядом на главной стенке. Он приехал ко мне с женой, ещё несколько человек с ним  было. Я купил хорошую водку, буженину, ещё что-то, стол накрыл. Это было окончание 90-х годов. Он сразу к холстам. Долго смотрел на тот и на этот, потом говорит: "Вот это первый вариант!". Я говорю: "Правильно, угадал". Он сразу оживился: "Я же говорил, первый всегда лучше". Я предложил: "Хорошо, давай сначала выпьем по стопочке, а потом поговорим". Пока они там суетились, наливали, я взял и незаметно поменял местами портреты. Городницкий снова туда идёт, снова долго смотрит и говорит: "Да, всё-таки этот лучше". Я отвечаю: "Ну, если лучше, тогда забирай". Он удивился: "Как, отдаёшь первый вариант!?" Я говорю: "Саша, я их, поменял местами". "А-а-а... , действительно, тогда всё равно". Ну и купил у меня второй вариант.

У Вас в семье все художники?

   –  Да. У Тамары моей был потрясающий талант. Ей не надо было смотреть на что-то, чтобы рисовать. Она всё, что угодно рисовала без всякой натуры - зверей в любом повороте, церкви и т.д. И у дочки такой же талант. Она с 18 лет пошла по издательствам и её взяли, как художницу оформлять детские книжки. Она сделала несколько детских книжек, затем решила выпустить свою. Я там в качестве детского поэта присутствую. Она обошла 3 издательства, в третьем в Москве эту книжку взяли, напечатали. Сначала 5 тысяч, всё раскупили, затем 10 тысяч, затем 25 тысяч, потом заказали ещё и ещё. Общий тираж ее книг уже около трех миллионов. У нее фамилия Катя Матюшкина. Сейчас в книжных магазинах есть её книжки. Я подумал: " А что это я детские стихи пишу, надо бы песни написать". И появились детские песни и не только детские.

Как Вы научились играть на баяне?

   –  Самостоятельно. Когда  у меня появился баян, я в первую же ночь научился играть "Что стоишь качаясь тонкая рябина".  Желание было огромное.  У моей старшей сестры был муж начальник механического цеха  в одном из прядильно-ниточных предприятий.  У них была  большая  фабрика и там был клуб, а в клубе был баянист. Он договорился с этим  баянистом, чтобы тот меня  бесплатно поучил  играть.  Баянист мне объяснил ноты, всё рассказал и говорит:  "Вот тебе маленькая  книжечка,  там  маленькие пьески,  ты  за неделю разбери их, через неделю придёшь и сыграешь".  Я пять дней пробегал,  потом  чувствую, что скоро  уже к нему идти и что пора всё-таки учить. Открываю,  первые три ноты с трудом разучил, а потом смотрю, а там написано: "Перепёлочка".  Я думаю, чего ж там учить-то, итак всё ясно и пошёл дальше бегать. Через неделю прихожу к нему, он  говорит: "Ну, сыграй".  Я ему  сыграл всю  "Перепёлочку".  "Прекрасно!  Вот тебе ещё одно задание, через неделю выучишь вот это".  Я даже не стал смотреть  задание.  Прихожу к нему через неделю  сыграл. Он восхищается: "Это потрясающе, если так дальше пойдёт,  ты через год будешь классно играть.  Ну, разбери ноты прямо при мне".  Я говорю: "А что тут разбирать-то,  ясно же всё". Он спрашивает:  "Да ты что, по слуху  что ли  играешь?" –  "Конечно," – отвечаю я. Он говорит: "Иди и больше ко мне не приходи.  У тебя ничего никогда не получится!".

А песни Вы начали в 60-х годах писать?


   –  Да, в шестидесятых, но чаще на стихи своего друга Володи Чистякова. А когда поступил в Академию художеств, там были такие монстры, у которых по 5 лет художественной школы и художественного училища, они уже по 10 лет отучились, или закончили среднюю художественную школу при Академии художеств, т.е. были готовые художники, и там была огромная конкуренция, нельзя было работать ниже уровнем, я работал, как зверь, поэтому мне пришлось с песнями расстаться надолго.

У Вас ведь и песни, как  картины, просто все  стоят перед глазами. Самая марочная, пожалуй,  "Река".  С какой  такой "натуры" Вы её писали?

–  Моя мама и дальние родственники из-под Луги. Я ещё, когда в арктическом училище учился, мы на каникулы уезжали к ним в деревню. Баньки там стоят на берегу реки, мужики моются первыми, в самый жар, а потом женщины с детьми идут. В это время мужики уже на пригорке сидят и пиво пьют. Раньше они сами варили пиво. Не грели его снаружи, а нагревали камни и бросали в пиво, что бы оно там кипело. Так вот, мужики пиво пьют, а женщины после парилки с визгом бегут остудиться в реку. Мужики, конечно, делают вид, что не смотрят.

Кто Ваш любимый автор-песенник?

–  У меня много любимых: Б. Окуджава, А. Городницкий, Ю. Визбор.  М. Анчарова люблю.  Я с ним был знаком, он мне подарил трёхтомник своих романов. На юбилее у Вячеслава Лысанова я спел ему песню Ю. Визбора "Ах какая пропажа, пропала зима". Он потом нас с женой и дочкой пригласил к себе домой. Кате ещё было лет двенадцать. Анчаров показал свою живопись и подписал нам свою книжку. Катя до сих пор вспоминает, что первый мужчина, который поцеловал ей руку был Михаил Анчаров. Когда мы расставались, он предложил: "Саша, я стихи пишу, а мелодия от меня ушла. Вот у тебя есть музыка. Давай, говорит, я тебе дам подборку своих стихов, может быть ты чего-нибудь сделаешь?" А мы уже одетые были, на пороге. Я сказал: "Ну, хорошо, давай созвонимся". Но у нас так ничего не получилось, через несколько месяцев его не стало.

С Окуджавой Вы были знакомы?

         –  Это трудно назвать знакомством, но я разговаривал с ним несколько минут. Второго апреля 1985 года в день рождения моей жены Тамары в клубе "Восток" в Ленинграде состоялся концерт Булата Окуджавы. Он приехал с Натальей Горленко, представил ее. Окуджава пел свои песни, а Наталья пела на испанском языке на стихи Гарсиа Лорки. Потом они спели вместе "Эта женщина в окне". После концерта элиту клуба пригласили за кулисы, где был накрыт стол. Наши барды попели Окуджаве что-то свое. Помню, ему больше всех понравилась песня Валентина Вихорева "У осени, мой друг". Я сказал, что за столом сидит Тамара, у которой сегодня день рождения. Окуджава поднял бокал за изменницу. В перерыве, в коридоре, Тома разговорилась с Булатом о том, что хорошо бы написать его портрет. Тамара была красивая женщина, у Окуджавы глаза засияли, он практически уже согласился. Тогда Тома подзывает меня и говорит: "Вот мой муж Саша, он замечательный художник, он напишет Ваш портрет. У Окуджавы глаза как-то померкли, он стал отказываться. Я говорю, что вот уже написал несколько портретов известных бардов, припомнил случай с художником Михаилом Нестеровым, когда он попросил Л. Н. Толстого попозировать ему для портрета. Толстой стал отказываться, на что Нестеров заметил:"Я все равно напишу Ваш портрет. Просто, если Вы не попозируете мне, портрет выйдет хуже"(в дословной точности не уверен). Окуджава отказывался: "Вы в Ленинграде, я в Москве, все это так сложно, я буду стесняться…". Я спрашиваю: "А как же Алик Худяков выставляет Ваши портреты?". Окуджава ответил: "Ну он же рисует по фотографиям". Я говорю: "Он пишет в романтическом ключе. Плоская поверхность холста, летят осенние листья и сквозь них чуть проступает плоско прорисованное Ваше лицо. Я бы хотел написать более реалистический, более "кондовый", что ли портрет". Окуджава отвечает: "А что, Вы считаете меня кондовым мужиком?" Я смутился: "Нет", - говорю, - "Что Вы, Булат Шалвович, я имею в виду только технику живописи." Он казал:"Нет, все это очень сложно, я никогда не позировал и буду чувствовать себя неловко." Мы пожали друг другу руки и разошлись.

Александр Георгиевич, Вы  участвуете в концертах, фестивалях авторской песни и имеете большое отношение к ней, как Вы чувствуете,  что  происходит с авторской песней – есть она сегодня или нет?

   –  Я только что с фестиваля "Малиновый аккорд", что проходит в Башкирии, и  больше всего мне  понравилось то, что там было много молодёжи.  Лауреатом стал мальчик 8 лет.  Мне кажется, всё проверяется  временем, в том числе и авторская песня, всё возвращается.  Ведь Вертинского-то мы поём. Но я наблюдаю то, что сегодня происходит в некоторых  клубах авторской песни, и меня  это,  конечно,  не радует.  Раньше, в 60-е годы было намного меньше авторов и исполнителей, поэтому в клубах собирались все свои – те, кто пишет и поёт. Сейчас туда приходит кто попало и все рвутся на сцену, к микрофону, всем хочется  петь, все хотят быть услышанными, но других слушать не хотят – придут, споют и сразу же уходят.  Иногда такую чушь выдают, такое впечатление, что  не только никакой  поэзии, но и сказок Пушкина-то они не читали.

На мой взгляд, самый  важный смысл любого своего послания, которое мы хотим донести до других, не важно, будь то песня, стихи, музыка – быть собой, проявлять то, что важно для тебя. Сегодня можно видеть, как  вся современная шоу индустрия основана на выслуживании перед  социумом, когда люди свои таланты, свой дар, что дан им свыше,  ратифицируют,  и за это получают аплодисменты. Мы можем видеть, что сцена является рассадником бессознательного.   Люди умеют хорошо говорить,  имеют таланты, они яркие, интересные, привлекательные, и  вот эти свои способности они используют для того, чтобы культивировать не очень высокую природу.  Мне кажется, что  и в  авторской песне сегодня этого хватает, как  Вы считаете?

   –  Да. Есть такие деятельные ребята, которые всё время дают понять, что они какие-то значимые. А когда выйдут петь песни, там пустота.  Нагромождение  каких-то высоких слов. Не так давно на одной  встрече один автор подарил мне свою книгу стихов.  Я посмотрел её и там не нашёл ни одного стихотворения, в котором  какой-нибудь пакости или мата не было. И видно, что он никого не любит – ни себя, ни других,  потому что он там такие вещи жуткие, неприятные пишет про женщин, про жизнь, про окружение. Ну если у человека такие проблемы, к психиатру надо идти, или покупать пистолет и стреляться.  Если здесь человеку  всё противно и сам себе противен, ну зачем это транслировать в общество, я не понимаю.
 
Как Вы чувствуете, что у нас сейчас с обществом происходит?

    – Дело в том, что все мы, наше поколение воспитано в СССР, в России и вот оттуда очень многое тянется. Сейчас у нас абсолютно другая молодёжь. Она уже не боится ничего, она не жила ни при сталинских, ни при хрущёвско-брежневских режимах. Молодёжь сейчас разделилась на две группы.  Одна  очень умная и талантливая, во многом превосходит  всех нас, а другая, как Туриянский говорил, "На копчик упала".  Парни идут, матерятся, девицы при этом хохочут, слушают с удовольствием этот мат и сами матерятся так, что уши вянут.

При всём этом, у Вас есть песня, посвящённая русскому мату?

           –  Я не люблю бытового мата. Одно дело, когда матерились в лагерях и окопах  –  там, вероятно, это помогало, как допинг какой-то. Надо человеку выразиться, выговориться, чтобы хотя бы чем-то снять этот стресс. А в быту это зачем? Некоторые люди настолько привычны к мату, что употребляют его, как обычные вещи для связи слов в предложении. Вот он идёт, разговаривает с другом и употребляет мат: "Я тебе б..., говорю....". т. е. он друга своего б... называет по  русски-то если посудить, и даже не замечает этого. Но мат - это ведь вещь несколько магическая.

Да, в каждом звуке заложен какой-то смысл.  И мы всё время находимся в едином пространстве  друг с другом.  Важно осознавать, что мы несём в это пространство.  В зависимости от этого, вся наша жизнь может превратиться либо в звучание очень высокой вибрации, которая возвышает  душу, меняет наше настроение, наше видение, либо, наоборот,  пропитаться очень низкими,  невежественными вибрациями, к которым относится и мат, и грубая речь. Сама лично видела, что даже цветы вянут и перестают расти,  розы чернеют, если рядом  много матерятся.  А что же происходит с  людьми, облучаемыми  такими   вибрациями?

    – То же самое, что и с цветами. При тяжёлом роке цветы тоже начинают вянуть.  В 90-е годы я помогал своей знакомой строить дом. Со мной работали двое её взрослых сыновей.  Один уже с невестой жил.  Как утром вставали, сразу же включали какой-то тяжёлый рок и на целый день. Причём в этой музыке и  мелодии-то  не было слышно,  только бум-бум... Вскоре поженились и его невеста родила урода.

Вам  в этом году исполняется 80 лет.  В каждом возрасте есть своя изюминка, что за изюминка в Ваши  80?

   – С одной стороны, это возраст хороший, когда есть что-то накопленное, когда есть что передать. Но, с другой стороны, это и возраст утрат, когда уходят близкие. Мне везёт. Говорят, что с возрастом друзей становится всё меньше, а у меня  как-то не убывает, а, наоборот, всё время прибавляются новые.  Как на духу: пока я был молодой, меня никто не замечал. А чем больше песен я пою, тем меня больше девушки любят (смеётся).  Мы 1 мая с Боковым сплавлялись по речке в  Рязанской области, он вырезал из белого пластика  полоску и с той и с другой стороны  написал  красивым почерком  слова  из моей песни "Спокойно, старик",  и прикрепил  на  нос байдарки.  Мы с ним уплыли впереди всех, вышли на берег, сели  на пеньки, отдыхаем. А мимо проплывают туристы-байдарочники из других компаний. И какие-то девчонки нам кричат: "Вы как два Хемингуэя".  Следующие плывут и  спрашивают: "А вы не братья?", Боков  отвечает:  "Даже отцы разные", я уточняю: "И матери тоже". Следующие девчонки  кричат: "Вы как два деда мороза!".  Следующие девушки плывут и предлагают нам:  "Мальчишки, а у нас помидорки  есть, угостить?".  Так  что, несмотря на то, что одному 80, а другому 70, нас девушки замечали  и даже мальчишками называли.
 
Вы марафоны бегаете?

  –  За трамваем бегаю, а марафоны нет. Я пилю, строгаю. Сам делаю подрамники, сам режу рамы. Ношу тяжелый баян, рюкзаки… Это ли ни зарядка?!

А какая Ваша сильная черта?

–  Наверное, наследственность не плохая, потому что я сейчас стометровку могу пробежать не хуже молодого. Я еще довольно сильный человек. Для своего возраста, конечно.

Когда Вы были особо счастливы?

   – Я был очень  счастлив, когда увидел свою фамилию в списках принятых в институт  имени Репина  Академии художеств. Потом дочка родилась – тоже такое счастье!!!

А какое у Вас самое сильное поражение было в жизни?

   – Пожалуй,  не было.  У меня  что не задумывалось, со временем всё получалось,  даже с деньгами в самое трудное время, когда  они заканчивались, вскоре  откуда-то появлялись.  Потихонечку, оттуда,  сверху  в нужное время  всегда что-то приходит, наверху всегда помогают.

Чем Вы больше всего дорожите сейчас?

   – Больше всего  дорожу временем, когда  можно работать.  Дело в том, что когда подходит  такой возраст,  то волей-неволей начинаешь думать, что ты оставишь после себя. Раньше я мог работать  с утра до вечера, а сейчас уже как-то устаёшь, да и здоровье  не то.  Задумок-то много, задуманы  большие холсты.  Надо бы поехать на какую-то речку русскую  и написать там лодки, бани, потому что  этих  вот "голых баб, бегущих к реке"  хочу сделать  на холсте, причём на первом плане должна быть лодка  параллельно  холсту.  Вот здесь сидит старик гребёт, а здесь мальчишка,  который на протяжку якобы ловит. И старику уже ничего не надо, он просто гребёт, потупился, а мальчишка  на этих женщин смотрит.  Вот такая идея,  очень хочется  её воплотить. Надо и женщин писать, и лодки, и реку, и баню, и всё. А вот как-то не получается, времени нет. 

Вам бы хотелось что-нибудь поменять в своей жизни?

   – Я  бы ускорил своё созревание, потому что всё это очень медленно происходило. Вообще, русский народ  не очень любит учиться.  Но надо мозги иметь, чтобы понимать, что время не бесконечно. 

Представьте, если бы  Вы знали, что Вам осталось жить неделю, чтобы Вы сейчас сделали?

   – Я  бы с собой взял тетрадочку с рисунками, там вещей 12 начатых и незаконченных, и постарался  хотя бы одну вещь закончить.  Ведь каждый человек хочет после себя что-то  передать, оставить.  Чем больше хорошего после себя оставишь, тем  более счастливая и содержательная жизнь получится.

Всё ближе и ближе тот день, когда мы уйдём из этого мира. Как Вы к смерти относитесь?

   – Да, всё чаще думаю о ней –какая она будет, как уйду – где-нибудь в поле, в лесу или у дочери на руках, и как приму – со страхом или спокойно?  В общем, чем старше, тем спокойнее начинаешь к этому относиться.  Куда деваться – уйдём, все уйдём. У меня есть стихотворение на эту тему  про зайца:

Пусть все болеют и стареют –
Таков закон.
Ты никогда не будешь,
Верь мне,
Таким, как он.
Не верь ему, скачи беспечно
И там, и здесь
Ты будешь вечно, вечно, вечно
Таким как есть.

А кому Вы сейчас больше всего благодарны и за что?

   – Я благодарен отцу и матери за то, что они вытащили через блокаду всю семью и были очень музыкальны. Я благодарен  своей жене, которой не стало в 2009 году  за то, что она была потрясающий художник  и ни разу в жизни мне не сказала: "Деньги давай".  Никогда в жизни она меня не упрекала, не попрекала ничем, даже если я не зарабатывал, мы как-то обходились без денег и при этом  жили в любви и согласии.  Я очень благодарен моим друзьям и окружающим людям за то, что на мой взгляд я у них не вызываю отрицательных эмоций и многие говорят, что меня любят,  и я их тоже. Так, с любовью,  жить  как-то легче и интереснее...







4

5
Поздравлялки / С днём 8 марта!
« : 07 Март 2017, 09:53:13 »



6
12 декабря 2014 г. в 19 час. в Арт-студии "Русское небо", ул. Братьев Кашириных,  34 А  состоится творческий вечер Анатолия Шенберга г. Нижний Новгород. Соимость билетов до концерта - 250 руб. на концерте - 350 руб. С студии 50 мест, места бронируются  по факту оплаты. Телефон для справок: 8-9127785196  (Ирина Орлова)



Анатолий Шенберг - поэт, музыкант, автор исполнитель. Лауреат Всероссийских, дипломант международных конкурсов.
     "...Мне нравится любая музыка, если она мелодически красива, гармонически интересна и обладает положительной энергетикой. Это в полной мере можно отнести и к авторской (бардовской) песне - к жанру, где главенствует поэзия, где в стихе уже заложены ритм, пульс и даже характер мелодии..."
     "...Одной из наиболее значимых творческих работ считаю партию Христа в рок-опере «JESUS CHRIST SUPER STAR»..."
     "...Мои песни – это моя жизнь. Отражение с точностью до зеркального. Это – то, как я дышу, чувствую, принимаю или не принимаю этот мир. И, если говорить о форматах, то единственно правильным, истинным форматом считаю «формат сердца»..."




Сайт Анатолия Шенберга: http://www.shenberg.ru/index.php?mode=biography там вы найдёте много интересного.

7
12 ноября в 19 часов в Доме профсоюзов, ул. Свободы, 155 состоится юбилейный концерт Анатолия Киреева. Стоимость билетов до концерта 400 руб. в день концерта 500 руб. Справки по тел: 8-908-046-31-23, 8-912-478-54-64



                      В этом году Анатолию Кирееву - 60. Наш земляк и любимый автор многих челябинцев родился в этом городе 14 ноября 1956 года, здесь окончил школу, затем около 30 лет прожил в Кургане и снова вернулся в родной Челябинск. Работал на Севере. Освоил множество специальностей: был строителем, плотником, такелажником. Песни пишет с 1973 года на свои и чужие стихи. Лауреат Ильменского (1989), Грушинского (1989) и многих других песенных фестивалей. С 1989 года регулярно выступает с сольными концертами, был артистом филармонии, его песни много раз звучали по радио и центральному телевидению. Выпустил семь альбомов, в том числе с гитаристом Евгением Быковым. Сейчас готовится к выходу новый -  восьмой. На концерте он будет в продаже!
                       Анатолий часто говорит, что пишет для друзей. Но песни его интересны не только узкому кругу знакомых. Многие из них стали настоящей классикой авторской песни. Он почетный гость и член жюри многих фестивалей авторской песни, много гастролирует по стране. Но главное - его песни поются, а значит, будут жить долго. И скорее всего потому, что он один из тех немногих авторов, чьи песни с прекрасными, сразу запоминающимися мелодиями начинают петь хором в любой обстановке и аудитории. Его песни, его исполнение - это то, что хочется слушать ещё и ещё - долго, без остановки и все подряд. Его творчество очень многогранно: от шуточного шаржа на "Грушинских" бардов, до философской "Пироги",  от песни с народными мотивами "Чудо-кони" до лирической "Я без тебя не могу". Его музыка, как и слова, плывут легко, спокойно и свободно. Он умеет создать настроение и передать это своим слушателям. Наверное поэтому под песни Анатолия Киреева хочется закрыть глаза и качаться на волнах, доверяя течению жизни, как в той Пироге, где "вода прозрачна и светла и слава Богу", или делать добрые дела, "простившись с мыслью окаянной исправить что-то на земле", или просто подпевать, даже не зная слов, ведь в его песнях всё так просто, близко и понятно.
                      Будем весьма признательны, если Вы не пожалеете немного Вашего драгоценного времени и перешлёте, эту информацию вашим друзьям и знакомым!



8
      
                 
                                                                В МОЁМ ВАГОНЕ МЕСТА ХВАТИТ ВСЕМ

                            Больше 50 лет  в Челябинске жил необычный человек. Бог наградил его особым даром и большим талантом. У тех, кто  видел его в первый раз,  сердце сжималось в комок - крошечный человек с непропорционально крупной головой и маленькими ногами. Но когда встречались с его добрыми печальными глазами, сразу поражались,  что изнутри  искореженного болезнью тела на тебя смотрит большой, настоящий человек. 
                      Много лет подряд  челябинцы, посещающие  концерты авторской песни,  видели, как в первые ряды зрительного зала подъезжал  человек в инвалидной коляске и очень внимательно с большим интересом вслушивался во всё, что пели со сцены.  Хорошо помню, как осенью 2004 г. на концерте Татьяны и Сергея Никитиных этот небольшой человек в инвалидной коляске попросил охранников  поднять его на сцену вместе с коляской, чтобы  галантно и по-мужски подарить Татьяне большой букет цветов.  В 2011 году я пригласила его на концерт Валерия Бокова и Виталия Харисова. В отлчие от тех людей с неограниченными возможностями, которые уповали на то, что далеко  ехать, поздно будет, темно, холодно  и т. д., он с радостью  приехал. На концерте вместе с дисками авторов мы продали несколько его книжек,  чему он был безмерно рад и благодарен.  Я часто видела,  как он гонял на инвалидной  коляске по всему городу и продавал свои книги. На вырученные  деньги помогал детям-инвалидам. В августе этого года  его не стало. Когда  он ушёл, ему было 55. Как много людей, о которых говорят, что они умерли и как мало тех, о которых  говорят, что они ушли. Андрей - один из тех немногих, который просто ушёл...
                      Родители Андрея больше полвека заботились о нём -  кормили, купали, подавали лекарства, вывозили на прогулку, несмотря на то, что им обеим уже было под 90. Свою первую книгу он посвятил им, сопроводив ее надписью: «С благодарностью за жизнь».
                     Андрей появился на свет в декабре 1961 года. Первый звоночек страшной болезни прозвенел спустя всего несколько недель после возвращения матери с новорожденным из родильного дома. Нина Ивановна хотела покормить малыша, взяла его из кроватки на руки, и вдруг… Маленькая ручка переломилась. Приехавшие врачи забрали мать с ребенком в больницу. Там-то и выяснилось, что мальчик не такой, как обычные дети. У Андрея организм не усваивал соли кальция, из-за этого  хрупкие кости ломались, как соломинки. Очень редкое заболевание, одно на тысячу. Мать с сыном не успевала выходить из больниц. Переломы случались один за другим. Родители возили мальчика к лучшим врачам и профессорам, но те только разводили руками. Мать и отец не знали, как помочь сыну, и это было по-настоящему страшно. Однажды кто-то из знакомых посоветовал им бабку-знахарку. Василий Захарович и Нина Ивановна поехали к ней, как к последней надежде. Андрею тогда было три года. Андрей на всю жизнь запомнил, как старушка занесла его на руках в баню, склонилась над ним и чего-то  шептала, шептала ударяя легонько , веничком по голове  и опять шептала.  Хотите — верьте, хотите - нет, но произошло чудо. Кости у мальчика ломаться перестали. Но сама жестокая болезнь никуда не делась. Андрей на всю жизнь остался мальчиком-с-пальчик.
                    Учиться ему пришлось на дому. Сверстники гоняли мяч во дворе, а он, чтобы не страдать, с головой ушёл в книги. Толстой, Пушкин, Шолохов, Жюль Верн, Стендаль… Когда по вечерам родители вывозили его на прогулку во двор, мальчишки окружали коляску Андрея, и он пересказывал ребятам сюжеты прочитанных романов и повестей. А потом и сам стал придумывать разные фантастические истории. Позже они легли в основу его детских книжек. Школу-десятилетку он окончил с отличием, в аттестате были лишь две четверки. Андрей  поступил на филфак Челябинского педагогического института. Институт  окончил с красным дипломом. Чуть позже — заочные курсы английского языка в МГУ. Писать он не прекращал. Его рассказы бойко печатала местная и региональная пресса. А после того, как с помощью городской общественной организации инвалидов «Милосердие» были изданы сборники его повестей, пьес и стихов, к Андрею Середе пришло признание. В культурной и литературной среде о нем заговорили как о талантливом писателе, поэте и драматурге.
                           Редкое и очень тяжелое заболевание не помешало Андрею Середе стать поэтом, детским писателем, драматургом, педагогом, автором песен, которые исполняли в театральных постановках. Стихи Андрея Середы очень музыкальны. На десятки его стихов написала музыку композитор Елена Поплянова. Впрочем, для Челябинских литераторов Андрей Середа был настоящим коллегой, как и для театралов – в собственном дворе Середа создал театр «Балаганчик», который просуществовал несколько лет, детскую творческую студию «Соло» в одном из интернатов города. Кроме того, он был руководителем литературно-музыкальной студии «Созвучие», почти 10 лет руководителем клуба «Подснежник» при библиотеке имени Л. Татьяничевой.
                      Особенно рад был Андрей, когда к нему приходила детвора. У него настоящий педагогический талант. Дети его слушали, затаив дыхание. Помню, как мой сын вместе  с друзьями  бегали к пед. институту, где он жил и в основном  продавал свои книги, что бы просто с ним увидеться и пообщаться. Много лет он был спонсором Челябинского интерната № 13 для детей. Живя в бедноте, отдавал туда практически всю свою пенсию. Раз в неделю обязательно ездил к ним в гости, делал подарки.
                      Три года назад у него случился микроинсульт, и мир для него  сузился до пределов собственной постели. К счастью, он  еще мог набирать на клавиатуре компьютера тексты своих потрясающих детских книжек и общаться с друзьями по интернету. Для него это было чудом.
                           — Люди зачастую проживают свою жизнь беспечно. Для меня жизнь — это постоянный экзамен. Я не мечтаю о том, чтобы преодолеть свой физический недостаток, знаю, что это невозможно. Но я живу несмотря ни на что. Это мой личный экзамен на то, чтобы называться человеком.
                            Всех, кто с ним был знаком, поражало его жизнелюбие и житейская мудрость: «В целом народ у нас хоть и задерганный, но добрый. Уж я–то это точно знаю, вижу, когда передвигаюсь на своей «Гуле» (так он называл свою коляску ) по городу. Помогают всегда. Вот это и внушает оптимизм, вдохновляет на создание таких произведений, как, скажем, «Рыжий ветер». О том, как дальнобойщик похищает свою дочь, оказавшуюся в интернате, и как они были счастливы те тридцать шесть часов, что пробыли вместе. Многое для этой повести я почерпнул в интернате, где ставил пьесу. Вот так и нужно – видеть не только грустное, но и работать, созидать».
                       На вопрос, какой совет он дал бы тем, у кого в жизни опустились руки, Андрей Середа ответил: «Единственное несчастье, которое нельзя поправить – это смерть. Когда мы ставили пьесу в интернате №13, я заприметил девочку Настю. Предложил ей роль белки Рыженьки. У Насти была какая–то болезнь мозга и потому плохая память, а роль ей досталась большая. Но она так старалась! Наверное, как никто ждала  наших занятий.  Во время них она чувствовала себя нужной, полезной. Не получала бесконечные упреки за оставленную где–то тряпку или не выключенный свет. Раскрылась как–то. Отыграла все девять спектаклей. Так что главное – не опускать руки, верить в себя».
                           У меня осталась книга его стихов с автографом, добрая, светлая память и чувство благодарности за вдохновение, за пример неограниченных возможностей  человека, жизнь которого была, по сути, подвигом Духа и Творчества. Этот человек  показал, как надо ценить каждую минуту своей жизни, как надо любить то, что рядом, как можно быть счастливым и благодарным за всё, что тебе дано, как нужно быть полезным и востребованным. Иногда, глядя на этого человека, при своих неограниченных возможностях  испытываешь чувство стыда  за те моменты и ситуации, когда опускаются руки, когда проживаешь свою жизнь беспечно, за посещающие обиды, претензии и недовольства своей судьбой.
                           А ещё, глядя на этого человека, понимаешь, что красота души - это не современный фактор, а вечный. Доброта, великодушие, любящее, ранимое и чуткое сердце  проявляется в стихах Андрея Середы. Его жизнь исполнена глубочайшего смысла.
           
                  ТРАМВАЙ

(из спектакля "Из  тени в свет перелетая")


Моя душа — оставленный трамвай -
На ледяном ветру угрюмо цепенеет.
Вези своих попутчиков, теряй —
Таков порядок. Кто его изменит?

В моём салоне места хватит всем,
И разговор колёс так простодушен.
На пассажиров льётся мягкий свет,
Я довезу вас всех куда вам нужно.

И незачем меня благодарить
За эту невеликую услугу.
У вас свои дела, а мне опять ходить
По рельсам, как по замкнутому кругу.

Я только лишь мечтаю об одном:
Вдруг кто-нибудь один из вас останется...
Но снова ночь, усталых стёкол звон
И сиплый голос: “Двери закрываются!”

                    ***

О, наши старые дворы!
Там беды были понарошку,
Там жили целые миры
В уютных каменных ладошках.

Там меньше часа длились дни,
И бесконечным было лето.
Там голоса друзей моих
Взлетали праздничной ракетой.

Прохлада сладкая жила
В помятых вафельных стаканах,
И в бой дружина дерзко шла
Под треск доспехов деревянных.

А помнишь, как с горы летел,
Как звонким счастьем пели санки
И как, робея вдруг, смотрел
В глаза хохочущей Оксанки.

Как суматошный школьный день
Брал штурмом книги и тетрадки,
И шаловливая сирень
К окошку ластилась украдкой...

И как пришла пора уйти
Переиначить мир построже,
И что-то, может быть, найти,
Но больше потерять, быть может.

И счастье терпкое открыть,
И в горе пристальней вглядеться...
И помнить старые дворы,
Все голоса и краски детства.

Чтоб как-нибудь – хотя б на час –
Весь двор кричал, бежал вприпрыжку
Вслед за седеющим мальчишкой
С морщинкой радости у глаз.

                 ***

По лезвиям неистовых лучей
Бегу навстречу яростному солнцу,
И боль мою не утолить ничем,
Она как птица раненая бьется.

Успеть бы только главное сказать,
И распахнуть зашторенное небо.
Чтоб лишь любовью жизни вышивать
И дорожить молитвою, как хлебом.

И наряжать скупые вечера
Словами «Здравствуй!», чайниковым свистом,
И весело с безденежьем играть,
И не скорбеть от бега весен быстрых.

Успеть бы только в трепетный закат,
В грозу, в дыханье бережной метели.
Узнать бы, как июльский звездопад
Неслышно осеняет колыбели.

И не бояться ветряного дня,
Что гасит жизни хладною ладонью,
Не ведать, как заманчиво блестят
Сокровища, не нажитые мною.

По лезвиям неистовых лучей
Опять бежать, подошвы не жалея,
Сгорать мятежным пламенем свечей,
Чтоб стало в мире чуточку светлее.

              ***
Играет Господь на серебряной флейте,
Начищенной звездами зимних ночей,
И полупрозрачный мерцающий ветер
Поет в сновиденьях его сыновей.

Играет Господь вдохновенно и зыбко,
Как будто не зная отчаянных мук,
Баюкая флейту, как легкую рыбку,
В мозолях усталых, израненных рук.

Играет Господь, и в огромной Вселенной,
Средь пыльных галактик и царственных трав,
Мелодия веры, любви и прощенья
Плывет, и ненастья, и злобу поправ.

Хрустальной сонатой небесного света
Звенит каждый миг. Не слышна в суете,
Поет в каждом сердце Господняя флейта,
Поет и зовет над землею взлететь.

9
15 и 16 ноября в 16-30 в органном зале (ул. Кирова, 78) Лариса Брохман с программой "Голос за кадром"  билеты 300-600 руб. в городских зрелищных кассах. Тел. для справок: городские зрелищные кассы +7 (351) 246-00-00,  органный зал: +7 (351) 724-31-04



Ларииса  Броохман — российская актриса озвучивания, певица, солистка бардовского трио «Мультики», лауреат Ильменского, Грушинского и других  фестивалей авторской песни. Озвучивает мультфильмы, дублирует кинофильмы. Участвовала в проектах «Yesterday Live» и «Мульт личности» на Первом канале.
Лариса Брохман родилась в Челябинске, окончила в  Челябинский мединститут. Работала врачом-терапевтом. Затем по приглашению Олега Митяева перешла на работу в Челябинскую филармонию. В настоящее время проживает и работает в Москве.

10
5 ноября в 16 час. а Арт-студии  "Русское небо"  (ул. Братьев Кашириных, 34) состоится концерт Владимира Тиунова.  Стоимость билета 250 руб. (до концерта) - 300 руб. (в день концерта). Билеты с  местами, в студии всего 50 мест.  Тел. для справок: 8-9049733095



          Многие Челябинские зрители знакомы с этим именем по песням Евгения Банникова и Леонида Курбатова - "Волчица", "Новогодняя песня", "Восьмое марта" и др. Когда-то Владимир Тиунов жил  в Сатке. В этот творческий период  в этой творческой компании написано им им немало хороших песен. В Сатке он уже не живёт давно, но песни продолжает писать с большим успехом.
         Музыкальную карьеру начал весьма рано, лет в пять, будучи принятым в состав оркестра народных  инструментов детского сада, и играя там на металлофоне. После был успешно сдан родителями в музыкальную школу по классу баяна, которую с удовольствием закончил. Последние три года общеобразовательной школы долбал клавиши "ионики" в школьном ВИА. Играть на гитаре, писать стихи и музыку  на них начал учиться одновременно — в девятом классе. 
         Затем так же проиграл, и прописал все время учебы в Уральском политехническом институте, о бардовской песне не зная и не думая, хотя, как впоследствии выяснилось, песни, написанные в политехе, были вполне бардовскими. Выучившись на инженера — теплоэнергетика в 1986 году уехал по распределению в  Сатку, где наконец и познакомился с движением КСП и где до 1990 года был активным членом местного КСП "Дорога".  Дружба с ребятами из Сатки - Леонидом  Курбатовым, Евгением Банниковым, Серегеем Ерошкиным, Валерием Губановым и многими другими, очень многое поменяла в его жизни и жива до сих пор! С 1990 года живёт, пишет, поет и трудится в г. Сарове Нижегородской обл. главным инженером в небольшом частном предприятии.
        Он член жюри многих российских фестивалей авторской песни. Есть  кассета, записанная на концерте в 1995 году, есть 2 буклета с текстами и аккордами, выпущенные с помощью друзей в 1998 и 2013 году, есть 6 дисков, один из которых, «За осенью осень» (2002 г.), записан совместно со Светланой Шевченко и «Домик на окраине» (2011 г.), – совместно с Александром Широких. Песни пишет как на свои стихи, так и на чужие.
        Каждая встреча с этим автором -интересное,  увлекательное приключение. Все, кто с ним знаком, знают, что  под скромной и интеллигентной внешностью таится истинный волшебник музыки и слова. Если вам только предстоит знакомство с Владимиром Тиуновым - это будет для вас  настоящим подарком под конец рабочей недели, вы получите хороший повод встретиться со старыми друзьями. Концерт же  еще долго  будет вспоминаться с улыбкой . Несмотря на высокий профессионализм, песни этого автора преисполнены житейской мудрости и простоты. Творчество Владимира Тиунова становится современной классикой и поется на концертных площадках и кухнях с одинаково теплой атмосферой и отменным послевкусием.




11
5 сентября 2016 г. в Челябинске, в 19 час. в культурно-спортивном центре ВОС (бывший Д. К. Слепых) ул. Энгельса, 39 концерт Александра Тимофеева. Билеты 250 руб. (до концерта), 300 руб. (в день концерта). Справки по тел: 8-9049733095



Тимофеев Александр Георгиевич – петербургский художник и исполнитель авторской песни.
Полярник, пейзажист, портретист, музыкант, автор - песенник, который видит и чувствует красоту жизни, мастерски это передает на холстах и в песнях и щедро делится своим талантом и душой со своими слушателями. Выступление Александра Тимофеева, это всегда праздник духа, явление, которое надолго подарит вам заряд бодрости, ощущение света и, конечно, веру, надежду и любовь.



12
.

13
Поздравляем Ирину с дипломом лауреата международного литературного конкурса "Новые имена"!


Вот такие у нас, на Урале, авторы и барды! Я давно почитываю её стихи, прислушиваюсь к её песням.  Есть в них какое-то особое женское чутьё, женский почерк, женский мир. Ей удаётся увидеть и услышать то, что не удаётся мне, да и многим другим тоже. Один знакомый мужчина как-то заметил:  «Так, как пишет женщина мужчине никогда не написать, потому что ему никогда так  не почувствовать и не пережить. Женщина очень тонкое создание».  Ирина ничего не придумывает, не «высасывает из пальца», она пишет так, как слышит, и слышит так, как дышит, не пытаясь угодить (и понравиться). Поэтому всё, что она пишет – искренне и интересно. Спасибо тебе, Ирина, за твоё творчество! Новых тебе вершин, открытий, вдохновения и счастья на этом сложном и безумно интересном творческом пути под названием «Жизнь»!



14
15.01.16 г. в Челябинске, в арт-студии «Русское небо» (ул. Братьев Кашириных, 34 «А» – 74), в 19 час. Роберт Кур и Анна Ланцберг. Тел. для справок:  8-9049733095

Анна Ланцберг автор и исполнитель  песен –  добрых, не длинных, но очень образных и весомых. Свой первый стишок она написала в пять лет. С тех пор они — ее прибежище в минуты отчаяния, и добрые друзья в моменты радости.  В этих коротеньких песенках и ее детство в маленьком поселке на берегу моря, и жесткая жизнь в столице с песнями в московских переходах и ежедневным выживанием, и десять лет иммиграции, её любови и разлуки и,  конечно, её женская природа – нежная, слабая, чуткая, любящая.  Слушая Анну, невольно становишься ее поклонником, её близким доверенным другом, таким же искренним и открытым, как и её песни. Анне  вряд ли удалось полностью избежать влияния Владимира Ланцберга (и, следовательно — личностной песни), а потому она продолжает семейную традицию авторской песни.

Песни Роберта - ощущение детства, которое чем дальше, тем реже приходит. Это своё, не заимствованное ощущение мира и гармонии. Это то негромкое, важное, глаза в глаза - чего многим из нас так сильно не хватает в нашей забеганности и замотанности. Это возможность прислушаться. Роберт по стилистике близок  к современной камерной песне.

Но дело вовсе не в принадлежности к течениям и направлениям; дело в том, что каждый из них является интересным, совершенно самостоятельным автором. А стилистическая несхожесть очень помогает выступать вместе, когда каждый из них дополняет друг друга. И это их первый совместный концерт в Челябинске.

Мы приглашаем вас на этот теплый  концерт, что бы вслушаться в их завораживающие песни, в себя. Если вы их никогда не слышали, приходите знакомиться. А если уже слышали, приходите обнять.

Места можно бронировать.



15
В этом году на фестивале «Малиновый аккорд» мне удалось пообщаться с Владимиром Туриянским.  Я пригласила его к нашему костру, поздравила с 80-летием, и  началось интересное общение. Незаметно к разговору подключилась вся наша компания, а затем и те, кто проходил мимо,  а вернее, не смог пройти мимо.  Мы расселись возле Владимира Львовича тесным кружочком  и под дым костра, который нам совсем не мешал,  состоялась эта встреча,  которой я и хочу поделиться с Вами.


Страницы: [1] 2 3